Принципы риск-ориентированного подхода

 

 

Катерина Рожкова 

первый заместитель

Главы Национального банка Украины

 

Что получилось сделать на страховом рынке за период с 1 июля 2020? За эти полгода после «сплита» надзор от НБУ больше выглядит как наблюдение, мониторинг и анализ рынка.

Это действительно так. Мы не пришли, чтобы рушить. Рынку страхования уже 27 лет с момента первого декрета Кабмина «О страховании» в 1993 году. Он не самый большой по активам на небанковском рынке. Доля его активов составляет меньше 25% в небанковском секторе и всего 3,6% от банковского сектора (за 9 месяцев этого года).

Но это рисковый сегмент, который оперирует деньгами потребителей, поэтому основное внимание регулятора будет направлено на соблюдение требований к уровню платежеспособности и достаточности капитала, стандартов рыночного поведения, требований к прозрачности структур собственности, условий страхования и т. д.

Что мы наблюдаем сейчас? Ряд компаний добровольно покидает рынок. Общие активы продолжают сокращаться и с начала года сократились на 4,6% до 61,6 млрд грн.

При этом объём услуг после падения во ІІ квартале, уже в ІІІ квартале отыграл потери и даже превысил показатели І квартала.

Есть ряд неработающих страховщиков (состояние на декабрь 2020). 16 из них не подали отчетность, 8 зарегистрировано на неподконтрольных территориях и еще 6 «спящих». Это почти 15% рынка. Сейчас мы не можем ничего с этим сделать. Законодательство не позволяет нам аннулировать их лицензии и исключить из реестра.  И этот пробел нужно закрыть новым проектом закона о финансовых услугах. Остальных участников мы анализируем.

Для этого мы разработали и утвердили критерии рисковости и степени значимости. На их основе мы разделили страховщиков на четыре группы риска и отнесли их к разным зонам — от «зеленой» до «красной». Цвет зоны определяется качеством активов и уровнем платежеспособности. В результате уровень общественной значимости будет напрямую влиять на интенсивность надзорных процедур, а цвет зоны – на стратегию применяемых мер влияния и воздействия.

Это принципы риск-ориентированного подхода в надзоре.

 

В чем его суть? Чем больше доля компании, тем больше рисков она несет для клиентов. Следовательно, к ней нужны более высокие требования и более тщательный надзор. Такой принцип работает и в отношении банков. Он должен быть универсальным для всего финансового рынка.

Вы информируете о результатах работы рынка и аннулировании или выдаче лицензий. Пока это все на добровольных началах самих компаний. Будет ли так и в дальнейшем?

На данный момент мы действительно большей частью изучаем рынок и осуществляем так называемый операционный надзор. Для внедрения новых процедур и порядков, контроля выполнения нормативов или применения мер воздействия для нарушителей нам необходима регуляторная база. Иначе это всегда можно поставить под сомнение. Плюс мы за прозрачность регулирования, надзора и всех процессов.

Каждый участник рынка должен понимать причинно-следственную связь любого действия регулятора. Как и то, что необходимо делать ему для недопущения падения платежеспособности и применения мер воздействия.

Основополагающие проекты регуляторных актов уже разработаны и проходят стадию общественного обсуждения. В первом квартале следующего года мы планируем принять их. А дальше риск-ориентированный подход должен переместиться с бумаги и заявлений в реальные действия и реализацию.

Хочу добавить, что нас в первую очередь интересует выполнение главных нормативов для страховщиков – платежеспособности и достаточности капитала. На момент принятия нами функций регулирования рынка наступил срок 100%-го выполнения данных нормативов.

По итогам отчетности и за 6, и за 9 месяцев все еще есть страховщики, которые не выполняют данный норматив. Мы слышали предложения продлить срок перехода на 100% выполнения норматива.

Будем ли мы пересматривать эти нормативы или сроки их 100% выполнения? Нет, они были приняты давно еще предыдущим регулятором. И рынок имел достаточно времени для достижения нормативных значений. И, как видим, тенденция положительная. Так, например, по итогам 9 месяцев, количество страховщиков, которые не выполняют требования, уменьшилась с 57 до 49 компаний.

Какую проблематику и пятна на страховом рынке вы видите? И какие возможности следует развивать?

Первое, это проблема доверия. В Украине уровень проникновения страхования крайне низкий. Доля рискового страхования к ВВП – 1,3%. Доля лайфового страхования к ВВП – 0,1%. Почему так?

Низкое доверие к страхованию в целом вызвано неуверенностью в гарантии страховой выплаты. И, соответственно, потребители не пользуются активно страхованием в своем финансовом планировании. Не последнюю роль в этом играет недостаточная прозрачность самого сектора, как с точки зрения структур собственности, так и с точки зрения каналов продаж, самих страховых продуктов.

Локомотивом рынка была и остается обязательная «автогражданка». Потому что без нее не сесть за руль. Неплохо развивается КАСКО. Но это вслед за автокредитованием и продажами новых авто. В автосалонах происходит консультация и клиент понимает, что риски потерять новую дорогую машину очень высоки. Лучше ее застраховать. Другие виды страхования также востребованы больше из-за их обязательности (туристическое, страхование залогового имущества и т.д.).

Лайфовое страхование вообще отдельный вопрос. Оно как бы есть, и активы страховщиков растут. Но его восприятие потребителем как одного из инструментов долгосрочного накопления наряду с депозитами, инвестиционными механизмами и другими вложениям, низкое.

Фактически со «сплитом» мы получили низкую культуру потребления и такую же финансовую грамотность страхователей. И с этим нужно работать. Прежде всего объяснениями и информационными кампаниями при поддержке регулятора, а также разработкой и имплементацией соответствующих изменений и требований к раскрытию информации о продукте, условиям договоров и тарифе в законодательном поле.

И как это можно изменить? Будет ли этого достаточно?

Доверие потребителей формируется не только исходя из уровня информированности, но и качественного выполнения страховщиками своих обязательств, а также надежной защите прав потребителей со стороны регулятора и государства.

Одним из важных инструментов повышения уровня доверия должны стать компенсационные фонды. Необходимость их создания назрела уже давно. Как в сфере гарантирования инвестиций в ценные бумаги, защите интересов участников кредитных союзов и негосударственных пенсионных фондов, так и гарантирования выплат по договорам страхования.

Заданием таких фондов должно быть осуществление компенсационных выплат потребителям обанкротившихся компаний. Сейчас в этом ключе эффективно работает только Моторное транспортное (страховое) бюро Украины. Это пример такого фонда в сфере «автогражданки».

Прежде всего мы видим необходимость создания такого фонда для лайфового страхования. Это длительные инвестиции потребителей. Они должны быть защищены. Когда он заработает, лайфовое страхование получит новый виток развития. А население – работающий инструмент накопления.

Конечно, для стимулирования создания такого фонда необходимы изменения в законодательстве, которые урегулируют правовой статус и порядок управления таким фондом, нормы и требования к размещению фондов, а также условия выплат компенсаций потребителям в случае недоступности их страховых взносов.

Хотя в последнее время мы слышим инициативы со стороны ФГВФЛ касательно расширения спектра финкомпаний, по которым они готовы включаться в систему гарантирования. Но, повторюсь, для этого нужна законодательная база, анализ и подготовка самих участников.

А участники этого рынка готовы к такому нововведению?

Думаю, что да. Рынок лайфового страхования достаточно цивилизованный. При этом он очень концентрированный — 96% рынка занимают 7 компаний с довольно качественными активами. Всего работает 20 лайфовиков. Это крайне мало для хорошего уровня конкуренции и качественного развития. Поэтому введение компенсационного фонда должно простимулировать появление новых участников и расширение круга потребителей.

Какие еще новации для развития рынка поддерживает регулятор?

Сейчас, в условиях карантинных ограничений, как никогда актуален вопрос дистанционности. Это и дистанционная продажа, и урегулирование страхового случая. Мы уже обратились в налоговую и Минфин с просьбой разрешить урегулирование страховых случаев на основании видеофиксации и сканированных копий документов. Это должно простимулировать развитие дистанционных опций урегулирования у страховщиков. Не говоря уже о реальной экономии на онлайн урегулировании.

Далее важно закрыть вопрос чистого онлайн страхования. С момента запуска в Украине электронного ОСАГО прошло уже почти 3 года, и мы видим, что оно пошло. Уже сейчас доля электронных полисов в общем количестве договоров превышает треть и составляет более 35 % (по итогам 9 месяцев 2020 года).

Вслед за этим видом страховщики активно предлагают онлайн туристическое страхование, дополнительное страхование гражданской ответственности, какие-то первые пробы электронного КАСКО. Заметьте, это все происходит по потребностям рынка и потребителей и за счет собственных разработок и ресурсов страховщиков. Без, увы, на данный момент поддержки или стимулирования со стороны регулятора и государства.

Существенных законодательных препятствий этому нет. Есть пробелы в регулировании электронной коммерции в страховании в профильном законе. Их мы тоже планируем предложить закрыть.

Помимо этого, изменения коснутся также широкого спектра действий, среди которых развитие системы онлайн идентификации клиента через BankID, расширение доступа страховщиков к публичным реестрам, развитие big data и т.д.

Об этом давно все говорят, но, как говорится, а воз и ныне там. Насколько эти изменения реально дадут толчок развитию рынка и, главное, когда?

Важно отметить, что любые изменения и новации – это хорошо. Это создание механизмов и правовых инструментов работы. Это задача государства, регулятора, экспертов и собственно участников рынка.

А вот их внедрение, развитие и активное применение уже на стороне участников рынка. Мы, как регулятор, не можем и не будем заставлять или популяризировать страхование. Более того, мы хотим уйти от обязательных видов страхования как таковых. Взамен предложить норму об обязательном наличии определенного вида договора страхования для тех или иных рисковых условий.

Выбор в пользу страхования со стороны потребителя должен быть осознанным. Договор и условия страхования прозрачными. Выполнение условий договора страховщиком полноценное, удобное для клиента и оперативное.

В таком случае выиграют все – потребители, страховщики, государство.

Какие первоочередные задачи ставит перед собой Национальный банк на следующий 2021 год.

Страховой рынок очень концентрирован. При этом все еще есть ряд компаний, которые явно не занимаются своей прямой лицензионной деятельностью. Или даже представляют собой схемные или пирамидные компании. Этим они создают системные риски для всего сектора.

Главной задачей регулятора и, наверное, новацией для участников рынка будет внедрение риск-ориентированного подхода. Он уже успешно используется в банковском секторе и позволяет предвидеть возникновение проблемы в компании. А значит вовремя принимать превентивные меры, а не реагировать уже тогда, когда компания становится неплатежеспособной.

В планах на следующий год внедрение мер контроля за капитализацией страховщиков, выполнения ими лицензионных условий и своего основного вида деятельности. Рынок должен получить прозрачные и эффективные условия для реального развития, которые сделают «схемную» деятельность невозможной. В результате это защитит права потребителей и уменьшит нагрузку на компенсационные ресурсы для обанкротившихся или уходящих компаний.

Уже сейчас мы видим результаты недостаточного контроля за капитализацией — откровенную недокапитализацию ряда страховщиков. Есть вопросы к качеству приемлемых активов страховщиков. Из позитивных тенденций следует отметить рост доли денежных средств и ОВГЗ (с 58,5% до 64,1%), рост доли остатков в МТСБУ (с 2,4 млрд грн. до 3,3 млрд грн.) и уменьшение дебиторской задолженности больше чем в два раза. При этом остаются манипуляции с активами. Так, доля недвижимого имущества выросла (с 6,7% до 10%) в большей мере за счет земли и переоценок. Не редко для оперативного закрытия пробелов в активах страховщики используют текущие счета.

В целом, по итогам 9 месяцев этого года 19 страховщикам нужно провести докапитализацию суммарно на 377 млн грн., еще 25 страховщикам необходимо реструктуризировать свои активы.

Все это негативно влияет на уровень платежеспособности страховщиков, их возможностей и доверия к ним рынка в целом. И, как следствие, имеем низкий уровень проникновения и развития страхования масштабных рисков в энергетической, авиационной, экологической, аграрной и финансовых сферах. 

Ну и, конечно же, обеспечение прозрачности структур собственности страховых компаний.

Следует ли ожидать больших законодательных изменений?

Да, вместе с рынком и экспертами мы работаем над проектом нового закона «О страховании». Это фундаментальный законопроект, который должен существенно актуализировать условия ведения страховой деятельности.

Проект уже отработан с рынком и экспертами и готовится для внесения в Парламент. Первое, он содержит ряд упрощенных процедур в лицензировании. Речь идет о переходе от лицензирования отдельных видов к лицензированию класса страхования. Второе, это обновленные стандарты выхода страховщика на рынок. Это касается форм организации, требований к прозрачной структуре собственности, наличии стратегии и бизнес-плана деятельности, деловой репутации собственников и руководителей.

Третье, мы предлагаем здесь же урегулировать деятельность страховых посредников, создание их реестра, определить список требований к их деятельности.

Четвертое, важно также принять новые требования к организации систем управления и внутреннего контроля страховщика. Внутренний аудит, актуарная функция, управление рисками и комплаенсом -это первый рубеж контроля качества его работы.

Усиление платежеспособности страховщиков через внедрение требований Директивы Solvency II будет происходить поступательно. Упрощенный подход (Solvency I) останется для меньших и базовый (Solvency II) – для крупных и структурно сложных страховых компаний.

И пятое, законопроектом устанавливаются процедуры выхода с рынка, включая возможность передачи портфеля другой компании.

Честно скажу, законопроект сложный. И, как любой другой документ, его можно перманентно дорабатывать. Но надо с чего-то начинать. Базовые принципы, которые в нем заложены, актуальны, нормы соответствуют лучшим международным практикам. Приняв его за основу, дальнейшая детализация и уточнение порядков и нормативов возможны в нормативно-правовых и других подзаконных актах.

В рамках нового регулирования для нас важно держать руку на пульсе рынка. А рынку быть с нами на одной волне. В этом ракурсе важно корректное информирование всех заинтересованных участников – начиная от страховщиков и ассоциаций и заканчивая потребителями и общественностью о сути изменений и их долгосрочных целей. Да, они могут иметь признаки жестких методов, но в перспективе все выиграют и получат прозрачные и справедливые условия ведения бизнеса и потребления страховых услуг. А инвесторы, в свою очередь, смогут реализовать свой интерес к украинскому страховому рынку.