РЕГУЛЯТОР ДОЛЖЕН БЫТЬ ПОНЯТНЫМ, ПРОЗРАЧНЫМ И ПРЕДСКАЗУЕМЫМ

DSC_0305

Максим ПОЛЯКОВ

Временно исполняющий обязанности Председателя Национальной

комиссии, осуществляющей государственное регулирование

в сфере рынков финансовых услуг

 

Как вы оцениваете ситуацию на страховом рынке?

Вцелом небанковский сектор, как и банковский, находится в сложной ситуации, связанной с войной и спадом экономики. Страховой рынок — одна из этих частей. Я оцениваю ситуацию как сложную и это произошло очень давно. Страховой рынок не работал, а существовал, и не развивался как классический рынок. На самом деле никто не пытался этого делать — ни страховые компании, ни ассоциации, ни регулятор, то есть это никому не было интересно. Поэтому, чем хуже, тем лучше для всех: больше рассказывать о законах, о всевозможных проектах, и меньше решать оперативные задачи на сегодняшний день. Есть насущные проблемы, которые нужно решать сегодня, чем я, в частности, и занимаюсь.

К сожалению, в последнее время роль регулятора была «зарегулировать» рынок, что вы планируете сделать для развития рынка?

В законе о финансовых услугах четко говорится, чем мы должны заниматься. Дословно: если это регулятор — он должен регулировать, это его прямая обязанность. В Европе регулятор намного жестче. Деньги с компаний выводит не регулятор, а собственники. Молчит не регулятор, а ассоциации, когда страховые компании воруют деньги. Платит комиссию по 50% не регулятор, а страховщики. Кто-то считает это «зарегулировать» рынок, а я считаю — важно не допустить разворовывания рынка. По страхованию для прозрачности мы приняли ряд упрощений процедур. Речь идет о подаче документов и о возможности отказа. Если раньше вы пришли, сдали регистрационные документы, из 10 ошибок на 5 вам указали и опять по новому кругу, то сейчас мы обязаны сразу указать на все 10 ошибок, дать исчерпывающий ответ, соответственно, это минимизирует коррупцию — это первое. Второе — возможность возврата документов. Вы можете письменно приостановить срок рассмотрения, исправить, отдать и получить разрешение. Регулирование это процесс.

Как вы считаете, кого нужно подключить для улучшения климата на страховом рынке?

Я готов подключить всех тех, кто готов честно работать на этом рынке. Я не готов подключать тех людей, которые разворовывают этот рынок, приходят, дают советы, участвуют в этой коррупционной составляющей, а на самом деле — ничего не хотят делать. На сегодняшний день я привлекаю людей, которые честно работают на страховом рынке. Это специалисты и компании, которые платят налоги, они не участвуют в демпинге, не занимаются сомнительными схемами. Мы сотрудничаем с ассоциациями более тесно, чем за все время существования комиссии. Проходят еженедельные встречи, чтобы было понимание — что мы делаем и куда мы идем. Мы учитываем мнение, если в этом есть рациональное зерно. На сегодняшний день мы привлекли специалистов с учеными степенями и еще есть ряд достаточно грамотных людей, которые помогают нам по методологии о прозрачности, открытости и пониманию рынка. Регулятор не может быть добрым. Самое главное — регулятор должен быть понятным, прозрачным и предсказуемым.

По мнению многих, обучение руководителей – это источник дохода, а не предоставление знаний.  Вы планируете оставить существующую систему обучения и стоимость, или что-то изменить?

Я согласен с тем, что в основном, смысловая нагрузка этих курсов была очень низкая. Сегодня мы в корне пересматриваем ситуацию с обучением. Мы обратились  к некоторым вузам, которые смогли бы проводить обучение и предложить альтернативные цены. Также разослали приглашения абсолютно всем страховым компаниям и ассоциациям с просьбой прислать свои пожелания по тематике обучения, методам и каких докладчиков они хотят услышать. С другой стороны, десятки компаний сегодня рушатся, что свидетельствует о низком уровне их руководителей. Добрая часть директоров не разбираются

в терминологии, не могут отличить одно понятие от другого. Безусловно, есть на рынке высококвалифицированные сотрудники. И последний семинар, который мы провели на тему «работа с рисками», в корне отличался от предыдущих.

Предыдущее регуляторы  преувеличивали роль страхового рынка в выводе средств за рубеж. Если учесть статистику, то доля вывода средств через страхование — очень незначительная. Хотя популистские заявления очень негативно сказываются на развитии страхования в Украине. Что можно сделать, дабы разрушить этот миф? Или как осветлить рынок?

На самом деле это не плохо, а ужасно. Если вы приходите в магазин и вам вместо хлеба дают сапоги то, наверное, это не то, что вы хотели бы получить. Если вы пришли застраховать жизнь, а оказывается, что эта компания занимается отмыванием денег — это очень плохо. Как этого можно избежать? Страхование заключается в том, чтобы вы были уверены, если что-либо случится со здоровьем, машиной, домом — вам выплатят и все будет хорошо. Сегодня у нас, образно, 450 компаний. Мы прекрасно понимаем, что есть условно ТОП 100 — это более-менее живые компании. Реально для рынка это 200 компаний. Вопрос не в маленькой компании — говорят «вот опять будут чистить маленькие компании», это чушь собачья. Чистится то, что не работает в классическом рынке. Мы не можем учитывать исключительно мнение страховых компаний. Они, к сожалению, мало учитывают интересы граждан, которые сотнями приходят и плачут, что одна страховая компания не выплатила, а во второй — не берут телефон. А ко мне приходят эти довольные товарищи – миллионеры, улыбаются и рассказывают о том, как они еще хотят сделать такой обязательный вид и тут еще поднять тарифы. Возьмите примеры европейских стран — Австрии, Голландии, одна компания рухнула за 100 лет — это резонанс на всю страну, если компания ложится. Одна ассоциация сказала: у нас лайфовая компания ложится, есть проблемы. Так что вы думаете, они что-то сделали, кроме пустых слов и обещаний, ничего, ответственности — ноль. У них одна задача — переложить ответственность.

Какое ваше послание к рынку?

Закатать рукава и работать! Просто вместе кардинально изменить то, что есть на сегодняшний день. Мы все должны понимать, что оказались в сложной ситуации. Я отвечаю за то, что у меня есть. Я не берусь судить — хорошее или плохое у меня наследство на сегодняшний день, я отвечаю за себя и готов нести ответственность за то, что я делаю. Давайте вместе менять этот рынок, возвращать доверие людей к тому, что мы делаем. И тогда у них будет процветать бизнес, будет нормальная работа регулятора, и мы будем привлекать длинные деньги в экономику Украины.